Правило №2: Судья, распределяющие гранты – это обычные, занятые люди.

by Josh Barsch on July 14, 2009

Translated into Russian by Ksenia Lukanova

Когда ты думаешь о комиссии, решающей судьбу грантов, как ты ее себе представляешь? Какая картинка рисуется у тебя в голове? Если ты среди большинства, то видишь где-то от 5 до 10 академического типа людей среднего возраста, сидящих за большим столом, внимательно исследующих каждое эссе, дискуссируя друг с другом о заслугах каждого, подавшего на грант. Но, конечно же, когда дело доходит до твоего эссе, ты представляешь их всех соглашающимися, что ты исключительный и великолепный, и причитающих, что, к сожалению, у них нет еще нескольких тысяч долларов на твою долю.

Нет, я не говорю, что так не бывает – когда-нибудь, где-нибудь, я уверен, комиссии действительно усаживаются за такие столы и вместе рассматривают заявки, как раз между оживлённым обсуждением влияния Чосера на Шекспира и последствий войны с терроризмом для глобализации. Но всё же в большинстве случаев это не так. Почему нет? Вобщем, я буду повторять это снова и снова, так что привыкай: люди из комиссии занятые, так же как и все остальные люди в мире. Позволь мне небольшое отступление, чтобы объяснить, что я имею в виду:

Все мы заняты. Нет, серьезно: все. Дети любых возрастов заняты школой, кружками и друзьями. Студенты вузов заняты учебой, внеклассными занятиями и, конечно, общественной жизнью. Взрослые заняты работой, друзьями, супругами и детьми. Чем старше ты становишься, тем больше становится твоя семья, тем сложнее работа, тем больше становится вещей, по поводу которых надо волноваться. Даже пенсионеры заняты. Какой самый часто задаваемый вопрос к пенсионеру? Это “Вы находите для себя занятия?” Даже когда эти ребята уже не работают и не растят детей и находятся на той стадии жизни, когда могут позволить себе откинуться и отдохнуть чуток, мы ожидаем от них, чтобы они все еще были чем-то заняты! И они не разочаровывают: обычно, если их спросят, пенсионеры отвечают, что действительно заняты, даже если это занятие – дневной сон, гольф или ворчание на своих супруг.


Так вот: все и так уже заняты, и без волонтерного занятия поста судьи распределения грантов. Для тех из нас, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО являются волонтерскими судьями распределения грантов, жизнь становятся еще более занятой. Оценка тысячи эссе – это серьезная работа – работа, лежащая поверх всех остальных ответственностей в нашей жизни: работы, провождения времени с семьей и т.п.

Но, по какой-то причине, мы имеем тенденцию представлять комиссии по распределению грантов в вакууме. Они безупречно беспристрастны и справедливы (больше на эту тему позже) и они всегда выбирают самого выдающегося претендента без особых трудностей или усилий, так как у них так много свободного времени.

Я здесь, чтобы сказать тебе: это совсем не так.

Когда-нибудь задумывался, почему посланные тобой эссе никогда тебе не возвращают? Нет, не потому что они срочным порядком были направлены в Смитсоновский Институт в отдел Потрясающих Эссе. Вполне возможно, что на твоем эссе пятна от барбекю, потому что судья читал его за обедом в ресторане, или оно все исписано каракулями, потому что во время судейства оно по ошибке использовалось как черновик, или на этом эссе идеальные “кофейные круги”, потому что судья решил использовать его как подстаканник. Может, оно случайно оказалось в кипе бумаг для измельчителя.

Все из этих исходов очень возможны. Почему? Потому что судья по распределению грантов очень занятые люди.

{ 0 comments… add one now }

Leave a Comment

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

Previous post:

Next post: